Библиотека, читать онлайн, скачать книги txt

БОЛЬШАЯ БИБЛИОТЕКА

МЕЧТА ЛЮБОГО


Роман обрыв проблема

Диссертация на тему «Роман Гончарова "Обрыв" :Борис Райский-художник» автореферат по специальности ВАК 10. Гончарова "Обрыв" :Борис Райский-художник тема диссертации и автореферата по ВАК 10. « Теоретический проект» Райского. Эстетическая концепция Леонтия Козлова. « Субъективные начала» в повествовании романа « Обрыв». Гончарова "Обрыв" :Борис Райский-художник" В статье «Намерения, задачи идеи романа « Обрыв» Гончаров писал, что в основу романа положены две главные задачи - изображение « игры страстей» и «попытка анализировать, в лице Райского, натуру художника и проследить проявления ее в искусстве и в жизни»1 VI,461. Гончарова, ему хотелось « изобразить внутренность, потрохи, кулисы художника искусства» VIII, 303. Главным стимулом к созданию романа о «неизлечимом романтике» явилось стремление писателя осмыслить не один свой человеческий опыт, но и собственный поиск в искусстве - через его объективирование в опыте другого. Анненского, романы Гончарова - « акты его самосознания и самопроверки» 19. Как заметил критик, в Райском « самопроверочные задачи автора оказались слишком сложны». «Чтобы раскрыть психологию творчества, постигнуть механизм сотворения искусства, надо вторгнуться скальпелем анализа в ту сферу, что обычно в « театре жизни» находится за кулисами, при этом не скрывая обнажившихся неприглядных сторон и так называемых профессиональных «тайн», и глубин подсознания творца отсюда « потрохи» 88. Гончарова стояла традиция создания образа « артиста» обычно живописца и музыканта в русской литературе, прежде всего романтической с присущим ей культом искусства: « Искусство было признано силой, способной открыть человечеству путь к высшей истине, 1 Гончаров Далее цитирую по этому изданию. Римская цифра обозначает том, арабская - страницу. Можно назвать, например, повести Одоевского « Последний концерт Бетховена» 1830« Импровизатор» 1833« Себастьян Бах» 1835Н. Полевого « Живописец» 1833А. Тимофеева « Художник» 1833Н. Гоголя « Портрет» 1842А. Пушкина « Египетские ночи» 1835Н. Кукольника « Психея» 1841 и др. В следующем десятилетии эпоха « натуральной школы» эта тема ушла на задний план, чтобы позднее вновь возродиться. Чаще всего - это повести из жизни художников « Неудачи» 1850 Григоровичаписателей « Старый литератор» 1852 Меншикова, « Скрыпка» Кронеберга 1850 и т. Писемского ; многие повести и романы Тургенева « Фауст» 1856Ася» 1858« Рудин» 1856« Дворянское гнездо» 1859« Накануне» 1860« Отцы и дети» 1862 и др. Толстого « Альберт» 1857-1858 и т. В центре самых горячих дебатов находятся вопросы о реализме и романтизме, об отношении искусства к жизни, о функциях и предметах искусства. В конкретном проявлении -это споры о Гоголе и о Гете, о Шиллере и о Брюллове; о живописи исторической, сюжетной, эффектной - и о « жанре», о бытовой и портретной живописи, о вкусах публики, о демократическом искусстве. Рубежом во всем этом обильном потоке насыщенной фило софскими размышлениями литературы являются диссертация Чернышевского « Эстетические отношения искусства к действительности» 1855 и его же «Очерки гоголевского периода русской литературы» 1855-1856. Появление этих нашумевших и задевших всех за живое новаторских трудов разделило общество на два противоположных лагеря. Анненков, с одной стороны, Григорьев, с другой, выступали против господства отрицательного, критического направления в литературе, подавления художественного творчества « тиранией» критически и аналитически настроенного разума. Как бы ни спорили между собой стороны, но практически сфера « прекрасного» в искусстве расширялась. Характерные черты « артиста» 1850-х гг. Реалистическая линия повествовательной прозы отличается все более нарастающим вниманием к художественному анализу социальной структуры общества, к ее внутренней дисгармонии и к проблемам идейным, философским, этическим, связанным с напряженными поисками путей преобразования действительности. По-своему в этот спор включается и Значительный опыт в освоении тематики творческой личности в романах писателя, в частности, в « Обрыве» принадлежит Гончаров, в очередной раз подчеркивая сложность замысла романа о художнике по причине «невозможности уследить за неуловимыми и капризными проявлениями этой силы творческой энергии -Г. Подобное признание - в логике всего творческого пути романиста: связь с традициями Гете « Ученические годы Вильгельма Мейстера»как показала Краснощекова, со всей очевидностью сказалась в « Обыкновенной истории» 88. Процитированное упоминание о Гете связано также с « Обрывом», с его любовной сюжетной линией Верас проблемой искусства и художника. Показательно, что сравнения индивидуальности Гончарова с гетевской не раз мелькали в печати: «По своему изящному, холодному квиетизму, по неприязненному отношению к проявлению пафоса и лиризма, по нежеланию выйти из своего душевного спокойствия, по индифферентности, уравновешенности и оптимистической цельности Гончаров - русский Гете» Цит. Тургенев, прослушав сцену исповедей Татьяны Марковны Бережковой и Веры, заметил: «Это хоть бы в роман Гете» 4. Несмотря на большую традицию в освоении темы искусства и художника, романист « упорно предавался своему анализу», т. Гончарова «уполномочивал на эту попытку и удалял всякое подражание знаменитостям склад и характер русского типа» VI, 444. Замысел романа о художнике - дилетанте сложился на основе широких жизненных наблюдений: «В Райского входили, - пишет он, - сначала бессознательно для меня самого, и многие типические черты моих знакомых и товарищей» VIII, 119. В качестве примеров дилетантского отношения к искусству Гончаров называет графа Виельгорского, от которого в музыке ждали чего-то серьезного, а он сочинил « один хорошенький романс» VIII, 119. Вспоминает романист и Тютчева, обладающего необыкновенной силой лирического пафоса, но написавшего «всего десятка два прекрасных стихотворений». Гончаров и о князе Одоевском, высоко°бразованном человеке, но создавшим несколько «легких рассказов» VIII, 119. Гончаров признавался также и в том, что в образе художника он запечатлел собственные черты. В « Необыкновенной истории» Гончаров настаивал на включении « Обрыва» в свою романную « трилогию», поскольку он « писан одним и тем же умом, воображением и пером» 4. Не вдаваясь в проблему, что же имел в виду Гончаров, говоря о «теснейшей органической связи между всеми тремя книгами. » VI44 6можно сказать, что все романы Гончарова объединяет проблема творческой личности - « творит» Александр Адуев; Штольц называет Илью Ильича Обломова « поэтом». О склонности к поэтическим фаназиям как доминирующей черте сознания Ильи Ильича писали многие. Одним из первых - В рецензии Де-Пуле, известной по цитате в статье И это так, хотя он не написал ни одного сонета». Критик признал, что эта черта и погубила Илью Ильича: «. Гибель эта была бы невозможна, если бы натура Обломова была иного свойства, если бы он не был поэтом» 62. Борис Павлович Райский, в отличие от своих предшественников, пытается заниматься художнической деятельностью и живописью, и ваянием, и сочинительством. Гончарова « Обрыв» проявляется во многом. Говоря об интересующем нас аспекте темы Райский-писатель, можно сказать, что он является « романом о романе», т. « Обрыв» является «романом о романе» еще и потому, что автор и его герой, Райский, пишут роман на одном и том же материале. Развивающиеся в романе Гончарова события, явления, лица Райский пытается включить в свое художественное произведение. Таким образом, события становятся опосредованными, приобретают значение нарратива в нарративе. Читатель наблюдает двойную степень эстетизации: Райский пытается художественно освоить уже эстетизированное автором романа. Таким образом, Райский является одновременно и персонажем « Обрыва», принимающим самое активное участие в событиях, происходящих в нем, и « автономной» личностью, от лица которой ведется речь на многих страницах романа Гончарова, таким образом, условно говоря, Райский оказывается « соавтором» « Обрыва». В связи с таким построением романа мы говорим не только о « романе в романе» Краснощековано и о « романе о романе». Между тем, в отличие от предшествующих романов Гончарова, уникальность « Обрыва», воплощение его замысла о главном герое - Райском - долгое время не замечалась. «Появление в « Вестнике Европы» моего романа « Обрыв», - писал Гончаров, - произвело, сколько я заметил, - благоприятное впечатление на публику и возбудило неблагоприятные печатные отзывы в журнале» VI, 425. Критика 18 60-х гг. Выразительны названия статей: « Уличная философия» Салтыкова-Щедрина, «Талантливая бесталанность» Щелгунова, « Старая правда» Образ Райского в русской критике XIX. Головин ОрловскийВ. Проводимая критиками параллель между Райским и Обломовым соответствовала объяснению самого Гончарова, который в одной из статей заметил, что Райский - «это проснувшийся Обломов » VIII, 117. В критике XIX. Наряду с достоинствами героя Гончарова отмечался его дилетантизм. Дилетантизм Райского объясняется непостоянностью его натуры Шелгунов« обломовщиной», принадлежностью к типу « лишнего человека». Таким образом, русской критикой XIX. С одной стороны, перед нами предстает в романе утонченный человек-артист 1840-х гг. С другой стороны, говорится о его дилетантизме: он бросается от одного вида искусства к другому. Дилетантизм объясняется, в основном, социальными причинами. Противоречивость натуры Райского, по мнению критиков, проявляется и в его изменчивом, непостоянном характере. В начале века особенно примечательными, на наш взгляд, являются точки зрения Ляцкий отмечает важное свойство личности Райского: «Свои художнические требования Райский переносит в жизнь и на последнюю смотрит почти исключительно с эстетической точки зрения. Райнова заслуживает более подробного рассмотрения ввиду ее принципиального характера для понимания образа Райского. « Обрыв» рассматривается в ней с точки зрения композиции, или архитектоники. Гончарова есть грань, которая отделяет его и от субъекта, автора, и от объекта, предмета изображения. Прием, позволяющий осуществить эту цель, состоит в том, «что содержание « Обрыва» разыгрывается сразу в двух параллельных плоскостях» 142. « Обрыв» разработан как некоторое содержание, которое частью отражается, частью должно отразиться в зеркале будущего романа Райского» 142. Функция Райского в романе определена как посредническая, герой Гончарова соединяет роман в единое целое, вследствие его взаимодействия со всеми участниками романа. Подробнее мы остановимся на концепции, предложенной Пруцков отмечает посредническую роль Райского в романе, но, в отличие от своего предшественника, который считает, что «Райский не внес ничего нового для понимания персонажей романа, с которыми « взаимодействовал», Пруцков пишет о важности посреднической функции Райского: «Райскому романист назначил роль наблюдателя и судьи жизни, передал свое понимание событий и лиц» 139. Но «Гончаров полностью не передает ему своих функций. В романе есть и наблюдатель жизни, художник Райский, и романист Гончаров. Точка зрения последнего на жизнь, на творчество и на страсть не сливается с позицией Бориса Райского, - она отлична от нее, самостоятельна. Не отказывается романист и от своего суда над Райским, от иронии над его идеалистическими представлениями о жизни, творчестве и страсти. Так возникло « два потока» в течении повествования. Они то гармонически сливаются, то расходятся, споря» 139. Пруцков не развернул тезиса о « двух потоках» в повествовании романа, далее в своей работе мы попытаемся развить эту мысль. Пруцкова, говоря о том, что события в « Обрыве» воспринимаются не просто глазами художника, а глазами живописца и скульптора-пластика, писателя-романиста, музыканта, таким образом у Гончарова «появляется возможность « лепить» роман средствами всех четырех искусств» 111. Гейро говорит о Райском как о художнике-романтике. Такой вывод она сделала на основе сопоставления « Одиссеи о последнем романтике» и примыкающих к ней сочинений Григорьева с романом Гончарова, сравнение которых «выявляет серьезное сходство мироощущения и характеров их героев» 48. Это сходство определяется тем, что оба героя вносят в личную жизнь эстетические впечатления, а в жизнь искусство. Аналогично определяют и Гончаров, и Григорьев причины творческой беспомощности своих героев: «неспособность претворить в произведение искусства впечатления бытия. Гейро, прослеживая творческую историю романа Гончарова, приходит к выводу, что в процессе работы писателя над ним произошло резкое отделение взглядов писателя от взглядов задуманного героя: «В результате ультраромантические представления героя « Обрыва» о жизни и творчестве существуют в романе на равных правах с приписанными ему же положениями, заимствованными из реалистической эстетики Гончарова» 49. Во второй половине 1980-х гг. Мельник считает, что «идея, положенная Гончаровым в основу образа Райского, также сложна по природе и позволяет синтезировать многие как « вечные», так и современные мотивы. Эта идея - стремление человека к идеалу высшей гуманности и красоты» Мельник 1985:67. Исследователь в образе Райского видит отсветы « мировых» образов: Дон-Кихота, Дон-Жуана. В отличие от предыдущих романов, по мнению Мельника, в « Обрыве» «ослаблен социальный мотив и, напротив, увеличен « удельный вес» общечеловеческих, « вечных» мотивов. Старосельская, осмысляя первоначальный заголовок романа Гончарова - « Художник» - в связи с образом Райского приходит к выводу о сложной природе героя романа: не просто живописец, не только поэт, не обязательно сочинитель романа. Художник - это особое мироощущение, своего рода философия, глубоко индивидуальное восприятие мира и его обитателей 152. Бак, как и Пруцков, приходит к выводу, что «между авторской позицией и творческим кредо Райского существует очевидное различие» 22. Райский то поднимается до авторского видения событий под автором понимается не Гончаров, абстрактный создатель художественного мира, т. Таким образом, если критики XIX. Гончарова « сын Обломова»И. Тургенева « лишний человек»то литературоведение XX. Давно отмечено, что Райский, наряду с автором « Обрыва», пишет роман, но до сих пор не было исследовано, каковы творческие возможности Райского, почему при всех своих « артистических» задатках, он не смог реализовать свой замысел в роман, т. Вниманием к этому, до сих пор не рассмотренному аспекту проблемы, обусловлена актуальность настоящей работы. Цель работы - определить роль Райского - художника в широком смысле слова в создании романа Этим, в свою очередь, обусловливаются и конкретные задачи исследования: 1 выявить своеобразие творческих позиций Райского, сопоставив их с эстетическими концепциями, представленными в романе Гончарова « Обрыв»; 2 установить сходство и различие точек зрения Райского и повествователя « Обрыва» или определить особенности воплощения точки зрения Райского в романе Гончарова ; 3 выявить структуру « романа» Райского; 4 проследить « механизмы» создания « романа» Райского. Совокупность поставленныых задач и цель работы определяют научную новизну исследования. Решением поставленных задач продиктован выбор методов исследования: историко-литературного, сравнительно-типологического интертекстуального. Определяя круг изучаемого материала, мы исходили из необходимости рассмотреть творческие возможности Райского-художникаи выявить типологически значимые для него темы, проблемы, мотивы, сюжеты и т. В связи с этим мы обращаемся не только к произведениям литературы, но и живописи. Круг изучаемого в работе материала осознанно ограничен текстами, носящими культурно значимый характер, 15 т. В своем исследовании мы исходим из того, что Райский является одновременно и объектом изображения, и субъектом повествования, поэтому наряду с понятием « персонаж» мы употребляем термин « повествователь». Естественно, что о Райском-повествователе можно говорить лишь условно, но мера субъективизации повествования в романе бывает такой, что позволяет говорить об « авторстве» Райского по отношению к многим страницам романа, поэтому мы в своей работе говорим о двух повествователях - повествователе романа « Обрыв» и повествователе Райском. Всем вышесказанным определяется структура настоящей работы. Диссертация состоит из « Введения», трех глав, « Заключения» и списка использованной литературы. Заключение В ходе исследования мы пришли к следующим выводам. Борис Павлович Райский и Гончаров на одном и том же материале пишут роман; у одного он выливается в роман « Обрыв», у другого - в ненаписанный роман «Вера». Произведения Райского и Гончарова объединяет автор « Обрыва», точка зрения Райского; единый герой - Райский; тема любви - страсти. В романе « Обрыв» попеременно повествование ведется то от лица объективного повествователя, то от лица Райского. Точки зрения Райского и повествователя романа Гончарова часто совпадают при создании портретных, пейзажных зарисовок. Нередко точка зрения Райского является единственной. О « слиянии» двух голосов в системе романа « Обрыв» говорит манера повествования: еще Фаворин писал, что различные формы несобственной речи являются у Гончарова как бы промежуточным звеном между авторской речью, с одной стороны, и речью персонажей, с. Точка зрения Райского практически отсутствует в IV - V ч. « Обрыва», где разыгрывается драма Веры. В этих частях он присутствует как персонаж, герой романа Гончарова, участник действия, а не « соавтор» романиста. Повествование в форме внутреннего монолога вновь передается Райскому при описании Тушина, его « Дымка». Подобный принцип « качелей» выявляется из сопоставления эстетических концепций Райского и Гончарова. Как правило, их точки зрения не совпадают: на проблемы романного жанра, роли жизненных впечатлений в создании художественных произведений, значения вымысла, при отборе персонажей и т. Эстетические концепции Райского и Гончарова вступают в диалогические отношения не только друг с другом, но и со взглядами Леонтия Козлова, художника Кирилова. По-видимому, такое построение сюжета обусловлено замыслом Гончарова показать не только несостоятельность Райского как романиста, но и отразить натуру художника в жизни и в искусстве - такими художниками, наряду с Райским, являются Кирилов, отчасти Козлов. Гете предложил универсалии, определяющие уровень мастерства художника: « простое подражание природе», « манера», « стиль» 51. « Простое подражание природе» «зиждется на спокойном утверждении сущего, на любовном его созерцании» Там. Как мы смогли убедиться, Райский владеет этим методом анализа. Этот уровень подразумевает восприятие предметов в целом. Следующий уровень - более высокий - « манера» -предполагает выбор художником из целого класса явлений наиболее значительные, выразительные, т. « Манера» зиждется « на восприятии явлений подвижной и одаренной душой» Там. Эти качества нам демонстрирует Райский при описании пейзажных, портретных зарисовок. « Стиль», по мнению Гете, «покоится на глубочайших твердынях познания, на самом существе вещей, поскольку нам дано его распознавать в зримых и осязаемых образах» Там. «Великое счастье, - пишет Гете, 145 хотя бы только познать эту степень совершенстваблагородное наслаждение беседовать о ней с ценителями. Как считает Гете, этой ступени достигают не многие художники, не смог ее достичь и Борис Райский, но ему удалось приблизиться к ней в том смысле, что он понял, что по своему предназначению он не романист. Финал « Обрыва», эпилог, выбранный Райским к своему « роману», его размышления о Судьбе и взаимоотношения с ней, свидетельствуют о духовной эволюции героя Гончарова, о его человеческом и « артистическом» « прозрении». Список литературы диссертационного исследования кандидат филологических наук Багаутдинова, Гульзада Гадульяновна, 1999 год 1. Полное собрание сочинений: В 14 т. Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. Псков: Изд-во ПОИПК, 1993. Сочинения: В 2 т. Гончаров в русской критике. « Обрыв», роман Проблема творчества и образ художника в романе Образ Волги-реки в структуре романа Материалы Международной конференции, посвященной 185-летию со дня рождения Общие основы рефлексологии человека. Греческая цивилизация: В 3 т. Обычаи Древней Греции и Рима. Язык и стиль русских писателей: от Карамзина до Гоголя. Античные мотивы и образы в повести Избранные труды по теории литературы. История русской словесности, древней и новой. Герои искусство в романах Из истории создания романа Творческая история романа Гончарова « Обрыв»: Автореф. Очерк в русской литературе. Гончаров в воспоминаниях современников. Гончаров: Материалы международной конференции, посвященной 180-летию со дня рождения Русская академическая живопись второй половины XIX. Тема судьбы в русской лирике первой трети 19. Фламандская живопись XVII века. Психологизм как средство создания характера в романе Пушкин и русские романтики. Русская литература XVIII века. Традиции сентиментализма в творчестве раннего Достоевского. Художник и его отношение к действительности в романе Гончарова « Обрыв» и пьесе Тезисы докладов XXXI научной конференции преподавателей МГПИ. История русской общественной мысли. Руская эстетика второй половины XIX столетия и общественная борьба. Заметки писателя о современном очерке. Из истории русской повести. Каталог основного фонда музея Очерки истории русской художественной критики XIX века. Человек и его судьба. Проблема автора в русской литературе 1920 вв. Натуральная школа в русской литературе XIX века. Русский роман первой четверти 19 века. Художественный мир романа Сюжет в художественной системе литературного произведения. История античной эстетики: В 2 кн. Реализм русской литературы 60-х годов XIX века. Избранные статьи: В 3 т. Образ человека искусства в русской романтической прозе 1830-х годов. Русская идиллия XIX века и роман Материалы для биографии и характеристики 106. Пушкин и Лермонтов в истории русской литературы. СПб: Изд-во СПбГУ, 1997. Гончаров романист и художник. Природа и человек в русской литературе XIX века 50-60-е гг. Образцы изучения художественного произведения в трудах отечественных литературоведов. Гончарова « Обломов» в русской критике. Русская литература изобразительное искусство. Очерки о русском национальном пейзаже середины XIX века. Роман Гончарова « Обрыв» в свете социальной истории. Минск: Изд-во АН БССР, 1962. Понятие судьбы в контексте разных культур. Портрет в художественной прозе. Сыктывкар: Изд-во Сыктывкарского государственного университета, 1987. Проблема автора в художественной литературе. »: О проблеме книги в век Просвещения во Франции и в романе Русская эстетика и критика 40-50-х годов XIX века. Русские писатели о литературном труде XVIII XX вв. Русская повесть XIX века. История русского искусства второй половины XIX века. Гончаров в русской критике. Изобразительные средства в творчестве Стасюлевич и его современники в их переписке. Материалы для биографии Лицо и характер: Портретные зарисовки к « Преступлению и наказанию» Теория литературы: В 3 т. « Бедная Лиза» Карамзина. Место античности в творчестве Структура художественного текста и типология композиционной формы. Становление реализма в русской литературе Русский физиологический очерк. Гончаров и шестидесятница Гончаров в русской критике Опыт биографии и характеристики. «Природа, мир, тайник вселенной. Портрет в дореволюционных повестях Leben, Werk und Wirkung. Konferenz Bamberg, 8-10 Oktober 1991. Herausgegeben von Peter Thiergen. Boehlau Verlag Koeln, Weimar, Wien,1994. Ivan Gontscharov und der «Realismus» nach Turgenev und vor Dostojevskij 1849 1869. Von der Rheinisch Westfälischen Akademie der Wissenschaften. Летопись жизни и творчества Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Мифы народов мира: В 2 т. Словарь: Репринт, вопроизведение изд. Обратите внимание, представленные выше научные тексты размещены для ознакомления и получены посредством распознавания оригинальных текстов диссертаций OCR. В связи с чем, в них могут содержаться ошибки, связанные с несовершенством алгоритмов распознавания. В PDF файлах диссертаций и авторефератов, которые мы доставляем, подобных ошибок. Научная электронная библиотека disserCat — современная наука РФ, статьи, диссертационные исследования, научная литература, тексты авторефератов диссертаций. ООО "Научная электронная библиотека", г.



copyright © rusobrnauka.ru